Газета "Ладога"
12
ДЕКАБРЯ
2018
СРЕДА

КАЛЕЙДОСКОП

За точкой невозврата - 27.01.2012

Александр Соловьёв много лет жил в Жихарево и был типичным представителем местной интеллигенции. Он работал инженером связи.
В конце прошлого года его не стало. Этот выпуск мы посвящаем памяти поэта, творческий путь которого долгие годы был связан с «Невскими берегами».


НАША СПРАВКА
Александр Сергеевич Соловьев родился в поселке Назия 2 августа 1954 года. В 1977 году закончил Ленинградский институт авиационного приборостроения по специальности инженер-электроник. Работал на оборонных предприятиях Урала и Северо-Запада, в геологических партиях.
Стихи начал писать в 1979 году. Он гитарист и автор-исполнитель. Писал юмористические рассказы, эссе, театральные рецензии. Играл с спектаклях самодеятельных театров. Печатался в районных газетах, коллективных сборниках, журнале «Невский альманах». Много лет он занимался в ЛитО под руководством ленинградской писательницы Аллы Драбкиной.
С 2006 года Александр Соловьев являлся членом «Союза поэтов» Санкт-Петербурга. В 2008 годку выпустил свою единственную книгу «Доверясь магии стиха».
Ушёл из жизни 24 октября 2011 года.

Задор молодости весёлой
Стихи Александр писал хорошие и не напрягал себя этим занятием сверх меры. И другим не позволял, хотя мог под настроение и по случаю праздника поздравить женщин на работе стихами «датскими». К своему дару он относился требовательно, а вот к чужим стихам – снисходительно, поскольку считал, что спорить и критиковать – дело бесполезное, особенно если человек как поэт уже состоялся.
В институтской молодости Александр Соловьёв прошёл суровую школу при толстом журнале. Кажется, он назывался «Уральские огни». Несмотря на то, что критика там велась относительно, как бы сейчас сказали, политкорректности и лояльности к существующему режиму – тем не менее, знание классической поэзии и её канонов предполагалось изначально.
Саша очень любил вспоминать времена своей молодости – какие были сражения, какие драмы!.. И сразу глаза его за стёклами очков задорно поблёскивали. А всё из-за какого-нибудь невинного слова в стихотворении, которое, в свою очередь, должно попасть на передовицу. И надо же, в этом-то слове редактор умудрился усмотреть "фигу в кармане", а это могло повлечь за собой необратимые последствия…
 Конечно, в Жихареве о таких страстях не могло быть и речи. Насущные нужды – посадка картошки, запастись углём на зиму, сводить в баню престарелого отца, ожидание районки, и если повезет – увидеть в ней свои стихи на литературной странице. В общем, всё в его зрелой жизни выглядело так, словно эти самые необратимые последствия для него уже наступили, впрочем, как и для всей страны.


Первый поэт ЛитО
Собственно, познакомились мы с ним на одном из заседаний ЛитО с ленинградской писательницей Аллой Драбкиной, которая в те старые добрые времена приезжала в Кировск и вела наши творческие встречи.
Тогда же существовала такая практика, как критика стихов, и поэты не прощали друг другу ошибок, критика была подчас убийственной. Эти «дуэли» заставляли авторов изучать литературу, чтобы оттачивать своё критическое оружие на чужих стихах и тщательно относиться к написанию своих стихотворений. Алла Драбкина поощряла такую методу, но требовала, чтобы противники соблюдали рамки приличий. Таким образом, сразу же выстроилась незримая иерархия первого поэта и последующих.
Первым поэтом можно было стать, если умеешь писать приличные стихи и умеешь столь тонко вести критику, что противник не чувствует себя оскорблённым. Критиковать же посредственные стихи казалось занятием попросту неинтересным.
Саша писал хорошие стихи, не про любовь, конечно, ибо про неё не писал тогда только ленивый, и не про партию – стихи на эту тему писали люди, которым по должности было положено писать про неё. А критиковал Саша всегда по делу и без самолюбования.
Был там ещё Коля Васильев – просто профессионал критического жанра. И стихи вроде писал неплохие, но вот запомнился как критик. Коля и Саша уважали друг друга и среди всех держались на равных. Они были первыми: первый поэт и первый критик – негласно, конечно.
Коля умер еще во время перестройки – от одиночества, неустроенности и потери смысла жизни. У Саши тогда оба родителя были живы, хоть и старые, и жить ему было где и ради чего. Потом образовалось ЛитО-2 – постперестроечное, и он по привычке посещал его. Однако цены на автобусные билеты неуклонно росли, а зарплаты не совсем. Собрания он стал посещать всё реже и реже. Да и что такое важное и нужное мог там услышать, чтобы оправдать потраченные на дорогу деньги? Чему его могли научить? Про себя он всё уже давно знал.


Бойтесь своих желаний!..
Александр по-прежнему писал стихи, правда уже реже, женился во второй раз и даже издал сборник стихов. На деньги спонсора, пожелавшего остаться неизвестным – и это в посёлке, где все друг друга знают!.. Как сказал мудрец, бойтесь своих желаний, ибо они могут исполниться! Что говорить, любой поэт мечтает издать свой сборник – книгу, которую можно будет держать в руках, листать, читать… Это как первая любовь. И может, даже мир перевернётся от появления скромной книжицы, и на небе появится новая звезда.
Но мир не перевернулся, и ни одна звезда не пожелала сорваться со своего насиженного места, чтобы уступить место другой звёздочке. Да и то: сколько в мире поэтов? Поди, больше, чем звёзд во Вселенной. Поэты же имеют странную особенность рождаться или раньше своего времени, или позже, и очень редко в виде исключения к сроку, когда слава настигает их ещё при жизни. Обидно, конечно, но нужно жить дальше…


В предчувствии фатальной очерёдности
Саша был настоящий поэт, писал хорошие стихи и делал это профессионально. Но всё же робкая надежда, что его первый и последний сборник будет замечен, умерла в нём. Время спроса на высокую литературу безвозвратно миновало, он опоздал родиться, менее талантливые авторы «пекли» сборники один за другим, а что толку?!.
Как видно, после этого знакового события он сам для себя миновал точку невозврата.
Потом с Александром Соловьевым мы виделись на похоронах поэта Валерия Чижова, который, в свою очередь, на несколько лет раньше хоронил поэта Васильева. Тогда же у меня возникло нехорошее предчувствие какой-то мрачной очерёдности. Вскоре я узнал от знакомого поэта, что Соловьёв поехал на операцию в Питер по поводу онкологии. Но он выжил.
А потом его дом сожгли бомжи. И это произошло в тот самый момент, когда ему делали операцию. Так судьба безжалостно наносила ему последние удары. Александра до лучших времён поселили в социальном доме для престарелых. Местные поэты из ЛитО скинулись ему на материальную помощь, чему он несказанно удивился.
Не смотря на то, что у него была оформлена инвалидность, ему удалось устроиться на работу. Опять же – и это в Жихареве, где рабочие места можно пересчитать по пальцам. Видно, его там очень уважали. Но стихов он больше не писал, на звонки не отвечал. А вскоре выяснилось, что поэт Александр Соловьёв умер. Тихо, незаметно ушел – он, но не его стихи…



Игорь БОГДАНОВ

ВСЕ НОВОСТИ


Все новости дня

ПОГОДА

Яндекс.Погода

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ


Забыли пароль
Зарегистрироваться

ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ

Учредители: УМП «Издательский дом «Ладога», администрация МО Кировский район ЛО, Комитет по печати и связям с общественностью ЛО.
Главный редактор: Филимонова Яна Александровна.
Тел./факс - 8 (81362) 21-295; e-mail: gazeta_ladoga@mail.ru
Для детей старше 12 лет

© 2000-2018 Ладога.РУ
При использовании материалов гиперссылка обязательна