Газета "Ладога"
17
ДЕКАБРЯ
2018
ПОНЕДЕЛЬНИК

ОБЩЕСТВО

Несправедливо забытые - 28.09.2012

О Великой Отечественной войне сейчас говорят много. Места боевых сражений то и дело посещают различные делегации, чтобы возложить венки, установить памятные плиты, поклонные кресты. Казалось бы, все понимают, что память о погибших священна и ее необходимо сберечь. Но всё ли мы сделали для того, чтобы действительно сохранить эту память? Таким вопросом задалась корреспондент «Ладога», побывав с поисковиками и студентами в экспедиции по местам кровопролитнейших боев Синявинской наступательной операции.

 

Под шорох осеннего леса

Наш поход начался с железнодорожной платформы Апраксино, куда 22 сентября прибыло более пятидесяти человек. Это студенты СПбГУ и университета им. Герцена, школьники, увлекающиеся краеведением, преподаватели. Вели экспедицию бойцы поискового отряда «Ингрия» во главе со своим бессменным командиром Евгением Васильевичем Ильиным - директором Центра изучения военной истории, доцентом исторического факультета СПбГУ.

День выдался солнечным. Листья шуршат под ногами. Настоящее бабье лето! Кажется, что эти места давно ждали нашего визита и теперь радостно приветствуют. Свернув в лес и пройдя буквально несколько десятков метров, мы приблизились к первому захоронению. Остановились у двух небольших гранитных постаментов. Один установлен в память о Тортолово. Это все, что теперь напоминает о деревне, до войны насчитывавшей 33 двора. Второй – дань советским воинам, которые в сентябре 1941 года остановили врага, рвавшегося к Ленинграду, и удерживали рубеж обороны до окончательного его разгрома в 1944 году.

Здесь же, рядом с памятниками, небольшое воинское захоронение - три крошечных могилки с именами погибших солдат. Деревянный крест на одной из них изрядно обгорел, видимо, во время весеннего пала травы, но табличка на нем уцелела. Читаем: «Гришин Михаил Иванович, мл. сержант, 1898 г.р., уроженец Ленинградской области». По всему видно, что место это посещают немногие…

Прошлое исправляют настоящим

Евгений Ильин делится своей болью. Этим летом удалось организовать группу студентов и привести памятники в более-менее надлежащий вид: покрасить оградки, убрать, скосить траву.

- Хорошо, что находятся такие энтузиасты, которым не все равно, - говорит он. – Но было бы здорово, если бы к этому подключились еще и местные жители.

Чтобы идти дальше, мы разделились на три группы. Наша по составу оказалась самой немногочисленной, всего пять человек. Ее командиром назначен Алексей Громов – поисковик отряда «Ингрия». Поиском погибших солдат он занимается с 2007 года. В отряд привел отец. Теперь для молодого человека это - долг чести.

Девиз «Ингрии» - искать, пока не будет похоронен последний солдат. Задача, признаются они, невыполнимая. Синявинские болота отдают человеческие останки весьма неохотно. Может быть, в наказание за то, что в те далекие послевоенные годы их не потрудились предать земле.

Но как судить прошлое? Поначалу к этим местам нельзя было даже подойти. Вся устланная телами земля была нашпигована железом, в том числе боевыми минами и снарядами. Сколько людей уже в мирной жизни нарвались на эти страшные «подарки» войны. Но одно воспоминание, которым делится Ильин, все-таки будоражит.

- После войны здесь проводили разминирование. И никто не знает, сколько при этом было утеряно останков. Затем поле начали использовать для сельхозработ: военную технику извлекли из земли, окопы заровняли, провели мелиорацию. А в результате этой мелиорации останки растянуло по всей площади. Потом поле пахали. И представьте себе: от дороги до леса, в бороздах - сплошные кости: пальцы, ноги, руки, челюсти. Сколько человеческих тел было разрушено плугом, не известно…

Обнаружение останков для поисковиков – одновременно радостное и скорбное событие. Радостное, потому что человек, наконец-то, спустя более полувека, будет предан земле. Печальное – потому что напоминает о многочисленных и безвестных жертвах войны. Сколько их еще?

Потери не сосчитаны

На месте Тортолово установлен еще один памятный знак. На нем перечислены сражавшиеся здесь стрелковые дивизии Волховского фронта - №№ 11, 80, 265, 286, 296, 310, 364 и 73-я морская отдельная бригада. Только на Синявинских высотах захоронено свыше 40 тысяч советских солдат. Все подсчеты наших потерь весьма приблизительны. Точной цифры сегодня не знает никто...

Далее, на месте боев, в Тортолово – еще одно братское захоронение. Оно обозначено старым деревянным крестом с табличкой: «Яковенко Семен Матвеевич, лейтенант, командир взвода 379 стр. д., 1919 – 1943 и еще 18 неизвестных солдат». Ниже еще одна: «рядовой Луковников Лев Васильевич, 1904 – 1942». На могиле лежит гранитный камень с надписью: «Остяков и еще 16 неизвестных солдат». Можно сказать, целое воинское захоронение.

Летом здесь студенты крест покрасили, могилку огородили. Теперь его хотя бы можно видеть издалека, хотя само захоронение найти сможет только человек, ориентирующийся в этой местности, к нему ведет лишь узкая тропинка.

Неподалеку – могила семьи Дергачевых. Мать и шестеро детей были расстреляны немецкими захватчиками. Местные жители захоронили тела. Младший ребенок, сын Семён – 1939-го года рождения, старшая дочь – 1930-го года. Сегодня о трагедии говорит металлический крест… Редкий посетитель навещает могилку, но все-таки она сохранилась.

Чтобы попасть к братскому захоронению стоявших насмерть морских пехотинцев, нам пришлось пробираться по болотистой низине и перейти по тонким бревнышкам через ручей. Надо сказать, что не все участники экспедиции подготовились к этому переходу и несколько девушек пострадали – провалились в вязкую жижу. Пришлось кому-то даже вернуться на станцию. Остальные продолжили путь.

- А солдатам приходилось пробираться по этим болотам безо всякой дороги, в боевом снаряжении, да еще и под непрерывным обстрелом врага, - говорит Карина – одна из «пострадавших». – Невозможно даже представить себе, что они перенесли. Это выше человеческих возможностей. Наши нынешние страдания слишком ничтожны…

Подходим к памятнику «Скорбящий матрос» возле захоронения морских пехотинцев. Оно в этих местах самое значительное. Но сам памятник подвергался вандализму. Его несколько раз взрывали… Кто эти недочеловеки, установить не удалось. Но в том, что они - порождение современного общества, сомнений не возникает. Может быть, даже из «черных» копателей, или мародеров, как их называет Евгений Васильевич. Эти не гнушаются ничем. Оставляют после себя лишь развороченные человеческие кости, без каких-либо опознавательных знаков – дескать, собирайте, поисковики... К сожалению, таких как Алексей и его друзья, у кого болит душа за каждого найденного солдата, не так много.

Помимо самого памятника на этом месте несколько воинских могил и плита неизвестному матросу. На этом захоронении казахстанская делегация установила бетонные звезды в память о воевавших здесь казахстанцах-акмолинцах. По словам Евгения Ильина, среди погибших много опознанных солдат из этой, когда-то братской республики, а теперь самостоятельной страны.

Поисковики говорят, что казахстанская делегация установила здесь еще и указатели. Теперь по ним можно найти высотки, которые брали наши солдаты, полковые и дивизионные кладбища, противотанковые рубежи, передний край сражений. В общем, восстановить ход войны.

Всего на нашем пути, а прошли мы более десяти километров от Апраксино до пункта назначения – мемориала «Синявиские высоты», встретилось пятнадцать захоронений. Тортолово, Гайтолово, Гонтовая липка, речка Черная, роща «Круглая», рабочий поселок №7 – всё это земля, обильно политая кровью.

Кстати говоря, Гайтолово и Гонтовая липка – это деревни, которые тоже были разрушены в те страшные годы. А рабочий поселок № 7 не только полностьюуничтожен, но и унес с собой жизни многих бойцов. Об этом сейчас напоминает лишь самодельный крест, сколоченный из двух небольших, обломанных бревен. Судьба большинства жителей этих мест до сих пор неизвестна. На речке Черной, через которую шла дорога смерти, о тех страшных годах «рассказывает» разбитый и уже упавший на бок от времени мост.

Но самый большой ужас и по сей день оставляет у поисковиков роща «Круглая». После войны она была засажена елями. Ребята говорят, что прямо на костях и высаживали деревья. Даже сейчас поисковики в одном месте находят здесь до десятка солдат, в каждом раскопе - боец. Напоминание о роще – небольшой рубежный камень с надписью: «Бывший опорный пункт роща «Круглая». Арена кровопролитных боев с 01.09.1941 по 2.10.1943 годов по деблокаде Ленинграда с восточного направления. Советские воины победили».

Надежда умирает последней

И совсем уж укоризненно на нас посмотрел последний на нашем пути указатель: «Мемориальная зона «Надежда». Храм под куполом неба погибшим за Ленинград», на котором кто-то корявой рукой накарябал: «и мины». То ли в шутку, то ли всерьез…

От всего увиденного осталось ощущение горечи и обиды. А ведь когда-то, к 40-летию Победы в этих местах планировали создать мемориальную зону, которую, по предложению казахских поисковиков, этот проект стали называть «Надежда», как символ того, что он, когда-нибудь здесь будет. В конце 70-х годов Исполком Леноблсовета принял решение о создании в районе прорыва блокады мемориального военно-исторического комплекса, который должен был включать Невский «пятачок», деревню Марьино, 66-й километр Петрозаводского шоссе, Синявинские высоты, рощу «Круглую», район бывших деревень Гайтолово, Тортолово и Вороново. В институте Ленгипрогор был разработан проект, на реализацию которого правительство собиралось выделить на около двух миллионов советских рублей. Открытие комплекса планировалось в 1985 году.

Каким его видели разработчики? Центральный его ансамбль предполагалось разместить в районе рабочего поселка № 1. Планировался и второй центр - на Синявинских высотах, который являлся бы точкой, зрительно связанной с большинством остальных памятников. В районе деревни Тортолово помимо мемориала и братского кладбища собирались организовать музей под открытым небом, с демонстрацией образцов боевой техники, восстановлением и консервацией участка линии фронта с траншеями, окопами, дзотами.

Памятные знаки и мемориалы предусматривались и в других местах. Например, на 75-м километре, где шоссе пересекалось с узкоколейной «Дорогой Победы», хотели установить паровоз, привезший в Ленинград первый состав после прорыва блокады (сейчас он находится на станции Волховстрой). Проект так и не был реализован. Тогда бывший генеральный секретарь ЦК КПСС Юрий Андропов решил, что надо направить эти деньги на оборонку... А что мешает реализовать этот проект теперь?

В экспедиции участвовала

ветлана Машкова,

фото автора

Глядя на этот снимок, можно представить себе, каким адом были тогда окрестности синявинских высот, если даже от деревьев ничего не осталось

Фотогалерея









ВСЕ НОВОСТИ


Все новости дня

ПОГОДА

Яндекс.Погода

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ


Забыли пароль
Зарегистрироваться

ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ

Учредители: УМП «Издательский дом «Ладога», администрация МО Кировский район ЛО, Комитет по печати и связям с общественностью ЛО.
Главный редактор: Филимонова Яна Александровна.
Тел./факс - 8 (81362) 21-295; e-mail: gazeta_ladoga@mail.ru
Для детей старше 12 лет

© 2000-2018 Ладога.РУ
При использовании материалов гиперссылка обязательна