Газета "Ладога"
06
ДЕКАБРЯ
2019
ПЯТНИЦА

ПАМЯТЬ

Поэт Александр Межиров – участник боёв у Синявинских высот - 29.11.2013

В боях Великой Отечественной войны зародилась и нравственно закалилась блистательная плеяда советских фронтовых поэтов. И одним из ведущих мастеров смело можно назвать Александра Петровича Межирова. Вехи боевого пути еще нескольких поэтов-фронтовиков связаны с Кировским районом. У каждого из них есть своя «точка» кировской земли. У Давида Самойлова это деревня Лодва, у Сергея Орлова – деревня Карбусель, у не дожившего до Победы 1945 года поэта Георгия Суворова – Тёткин ручей. Творчество Александра Межирова неразрывно связано с Синявинскими болотами.

Экскурсия в будущее

Экскурсионный автобус выплывает на окраину Кировска. Справа невдалеке возвышается громада 8-й ГЭС. Автобус минует территорию торфоскладов, где в январе 1943 года части 45-й и 286-й стрелковых дивизий должны были соединиться и окружить Городокский узел сопротивления противника. Автобус проезжает станцию и платформу Невдубстрой. Местность начинает идти под уклон. Здесь соединяются Синявинское и Малодубровское болота. Впереди у экскурсантов – знаменитые Синявинские высоты. Но до этого им предстоит ещё одна остановка. Не доезжая 500 метров до пятого километра шоссе, автобус замедляет ход и останавливается. Экскурсовод объясняет, что в этом месте дорога проходит сквозь рощу «Дельфин», за ее освобождение во время Великой Отечественной войны шли тяжёлые бои. С этими боями связано имя выдающегося советского поэта Александра Межирова. Звучат знаменитые стихи о синявинских болотах. Экскурсанты проходят узкой асфальтированной дорожкой к памятнику, установленному в глубине ухоженной рощи. На лицевой стороне памятника написано: «Здесь на рубеже рощи «Дельфин» в январе-феврале 1943 года части 13, 224, 142 и 189 стрелковых дивизий, а также части 30 гвардейской танковой бригады, вели бои по взятию Городокского узла сопротивления и расширению коридора во вражеской блокаде Ленинграда». На другой стороне памятника выбиты стихи младшего лейтенанта 864-го сп 189-й сд поэта Александра Межирова «Воспоминания о пехоте».

 

Творческая биография А.П. Межирова

Александр Петрович Межиров, выдающийся поэт и переводчик, член Союза советских писателей, родился в Москве 26 сентября 1923 года. Окончил 10 классов средней школы. В 1941-1943 годах воевал на Западном и Ленинградском фронтах. В 1947 году окончил Литинститут. В 1948 году учился на истфаке МГУ. Первый сборник стихов А. П. Межирова «Дорога далека» вышел в 1947 году. В 1986 году А. П. Межиров стал лауреатом Государственной премии СССР в области поэзии, в 1987 году – лауреатом Государственной Премии Грузинской ССР, в 1999 году – лауреатом премии имени Важа Пшавелы независимого СП Грузии. С 1992 года А.П.Межиров жил в США. Преподавал на русском отделении Портландского университета.Последняя прижизненная книга поэта «Артиллерия бьёт по своим» вышла в 2006 году. Скончался А.П.Межиров 22 мая 2009 года в Нью-Йорке. Но на Родине он не забыт. В нынешнем 2013 году, в котором А.П.Межирову могло бы исполниться 90 лет, центральными каналами российского телевидения были показаны телепередачи, прошли поэтические встречи и круглые столы, посвящённые его творчеству.

Участник обороны Ленинграда и боёв по прорыву блокады Ленинграда на синявинском и красноборском направлениях, Александр Межиров посвятил военной теме многие свои стихотворения. Одно из первых – это стихотворение 1944 года «Ладожский лёд» о первом впечатлении Александра Межирова о блокадном Ленинградском фронте: о тяжком пешем переходе пополнения по льду Ладожского озера в январе 1942 года. Это было глубочайшее потрясение для уже бывалого солдата, пережившего в 1941 году отступление и ранение. Стихотворение заканчивается словами:

Мне в атаках не надобно слова «вперед», /

Под каким бы нам ни бывать огнем – / У меня в зрачках черный ладожский лед, /

Ленинградские дети лежат на нем.

Ладога, Нева, Синявино прочно вошли и в послевоенную поэзию Александра Межирова и даже, по мнению современников, стали отправной её точкой. Синявинские болота действительно красной кровавой нитью проходят через стихи Межирова, посвящённые войне.

СПОРЫ


Мы ни о чем не спорили тогда,
Делили молча сухари и сало.
Синявинская черная вода
Под снегом никогда не замерзала

Кто как умел спасался от зимы.
Умел ли кто? Быть может, но едва ли…
К огню вплотную придвигались мы
И, придремав,
Шинели поджигали.
И, лишь размяться отойдешь на шаг,
Огнем займется кровельная хвоя,
Взрываются патроны в шалашах,
И облако встает пороховое.
Но минул срок Синявинских болот,
Остались только гильзы от патронов.
Теперь мы спорим ночи на пролет,
Вагон вопросов
С места трудно стронув(…)
Мы спорим, загораясь как огонь,
Опасности таятся в наших спорах,
Как будто мы с ладони на ладонь
Вблизи огня
Пересыпаем порох.

Проклинаемые солдатами синявинские топи, в которых удалось выжить в войну, становятся будто талисманом для поэта. В стихотворении «Война», в котором А.П.Межиров рассказывает о том, как его лишили членства в партии в период гонения на «безродных космополитов», и о том, как принимали солдат в ВКП(б) «в синявинской жиже болот» на фронте. Но самое пронзительное стихотворение о боях в синявинских болотах – это межировское «Воспоминание о пехоте» 1954 года. Его строки навсегда западают в душу тем, кому дороги наши суровые синявинские края:

 

Пули, которые посланы мной,

не возвращаются из полета,

Очереди пулемета

режут под корень траву.

Я сплю,

Подложив под голову синявинские болота,

А ноги мои упираются

в Ладогу и в Неву.

 

Я подымаю веки,

лежу усталый и заспанный,

Слежу за костром неярким,

ловлю исчезающий зной.

А когда я

поворачиваюсь

с правого бока на спину,

Синявинские болота

хлюпают подо мной.

 

А когда я встаю

и делаю шаг в атаку,-

Ветер боя летит

и свистит у меня в ушах,

И пятится фронт,

и катится гром к рейхстагу,

Когда я делаю

свой

второй

шаг.

 

И белый флаг

вывешивают

вражеские гарнизоны,

Складывают оружье,

в сторону отходя.

И на мое плечо

на погон полевой, зеленый

Падают первые капли,

майские капли дождя.

 

А я все дальше иду,

минуя снарядов разрывы,

Перешагиваю моря

и форсирую реки вброд.

Я на привале в Пильзене

пену сдуваю с пива.

Я пепел с цигарки стряхиваю

у Бранденбургских ворот.

 

А весна между тем крепчает,

и хрипнут походные рации,

И, по фронтовым дорогам

денно и нощно пыля,

Я требую у противника

безоговорочной

капитуляции,

Чтобы его знамена

бросить к ногам Кремля.

 

Но, засыпая в полночь,

я вдруг вспоминаю что-то,

Смежив тяжелые веки,

вижу, как наяву,

Я сплю,

подложив под голову

синявинские болота,

А ноги мои упираются

в Ладогу и в Неву.

 

Боевая биография поэта

О своём участии в боях Великой Отечественной войны А.П.Межиров единственный раз рассказал на семинаре поэзии на Высших литературных курсах при Литературном институте им. М. Горького. По свидетельству дочери поэта Зои Межировой, Александр Петрович никогда не говорил дома о войне. Диктофонная запись, сделанная поэтом В.Г. Дагуровым на поэтическом семинаре и опубликованная в «Новой газете» в 2006 году, позволяет увидеть, какой личный опыт стоит за военной поэзией А.П. Межирова.

После окончания 10-го класса А.Межиров был призван в армию и направлен под Саратов, в Татищево, в полк, который формировался для отправки на фронт. Оттуда он попал в 8-й парашютно-десантный корпус. Но прыгать с парашютом не довелось, корпус был брошен в бой в качестве пехоты. Александр испытал горечь отступления, получил первое ранение. В госпитале заболел тифом, но очень быстро поправился. И, несмотря на хромоту после ранения, был отправлен эшелоном на Ленинградский фронт. «Уже была зима, – вспоминает А.Межиров, – Я перешел в составе маршевой роты Ладожское озеро. Навстречу гнали детей – словами это выразить невозможно. Я увидел мертвый Ленинград. И впервые увидел, что дворники не работают. Город был вмерзший в лед совершенно. Штабелями лежали трупы.

И я попал в 1-й батальон 864-го полка 189-й дивизии 42-й армии». Здесь А. Межиров был назначен пулеметчиком и испытал все тяготы и лишения голодной обороны Ленинграда. В 1943 году Межиров был принят в ВКП(б). В боях по прорыву блокады Ленинграда он участвовал уже в звании младшего лейтенанта, в должности заместителя командира роты по политической части. Но об этих боях на синявинском и позднее на красноборском направлении мы, к сожалению, из рассказа, опубликованного В.Г.Дагуровым не узнаём. К счастью, о боях, в которых довелось участвовать Александру Межирову в составе 864 сп 189 сд мы можем узнать сегодня благодаря архивным документам.

 

189-я стрелковая дивизия в боях за Ленинград

189-я сд, в которой служил на Ленинградском фронте А.П. Межиров, была сформирована в августе 1941 года как 6-я Ленинградская стрелковая дивизия народного ополчения из рабочих батальонов Октябрьского района Ленинграда. Переименована в 189-ю сд 23 сентября 1941 года. До 13 сентября 1941 года находилась в резерве Ленинградского фронта, затем передана в 42-ю Армию, заняла позиции от села Рыбацкого до Мясокомбината и находилась во втором эшелоне до 1 ноября 1941 года. Затем дивизия заняла оборону на участке от церкви в Пулково до пересечения Витебской и Колпинской железных дорог и вплоть до января 1943 года держала оборону на южных подступах к Ленинграду. В период с 12 по 21 января 1943 года 189 сд находилась во втором эшелоне 42-й Армии.

В это время войска 67-й Армии Ленинградского фронта, соединившись после прорыва блокады Ленинграда с войсками 2-й Ударной армии Волховского фронта, вели тяжёлые бои по захвату Городокского узла сопротивления, состоящего из здания 8-й ГЭС, Первого и Второго рабочих городков. Дивизии 67-й Армии были обескровлены и потеряли ударную силу. Для успешного развития наступления армия нуждалась в усилении свежими частями. Поэтому распоряжением командующего фронтом от 20 января 1943 года в состав её войск были включены несколько стрелковых дивизий и бригад, среди которых была и 189-я стрелковая дивизия.

22 января 1943 года 189 сд совершила марш в район Коркино и вошла состав 67-й Армии. До 17 февраля 1943 года части дивизии располагались на правом берегу Невы, находясь в боевой готовности. 17 января 1943 года соединения 67-й Армии полностью овладели Городокским узлом сопротивления и продолжали наступление в направлении Мойки-речки. 18 февраля 1943 года части 189 дивизии, согласно боевого распоряжения Штаба 67-й Армии № 0029, совершили марш и заняли новое место расположения в районе Шлиссельбурга. С этого момента потери от бомбёжек, артиллерийского и миномётного огня противника стали нести не только артиллеристы дивизии, участвовавшие в операции «Искра» с самого её начала, но и стрелковые части. 21 февраля 1943 года командир дивизии, начальник штаба, командиры штаба дивизии и командиры стрелковых полков произвели рекогносцировку путей подхода к району предстоящих действий. В ночь с 21 на 22 февраля 1943 года части дивизии, выполняя боевой приказ штаба 67-й Армии, совершили марш и к назначенному сроку прибыли в новый район сосредоточения: рощи «Тигр» и «Дельфин».

22 февраля 1943 года началось новое наступление, с задачей выйти на реку Мга. В первом эшелоне наступали 142-я и 86-я стрелковые дивизии. Перед наступлением 142-я стрелковая краснознамённая дивизия была пополнена за счёт батальонов, сформированных из остатков 13 сд, 90 сд и 142 отдельной стрелковой бригады. В первый день соединения 67-й Армии постигла неудача. Безрезультатными оказались атаки и в последующие дни. К 24 февраля бои в этом районе стали затихать.

189-й сд, которая вероятно должна была развить успех дивизий первого эшелона, не довелось участвовать в наступлении. 23-25 февраля 1943 года части дивизии, находясь в полной боевой готовности в составе 67-й Армии несли службу боевого охранения, вели наблюдение за противником и разведку. К примеру, 25 февраля 1943 года разведгруппа 269-й отдельной разведроты 189-й дивизии в количестве семи человек, действуя в районе отметки 13,9, рассеяла группу солдат противника из 24-го пехотного полка, уничтожила одного из них и, захватив его личное оружие и документы, без потерь отошла.

27 февраля 1943 года Ставка Верховного Главнокомандования в директиве № 30057 указала, что операция ожидаемых результатов не дала, но привела к большим жертвам. Ставка приказала наступление временно прекратить и не позднее 3 марта предоставить план новой операции.

26 февраля 1943 года части 189-й дивизии, выполняя приказание штаба армии, были передислоцированы из рощи «Дельфин» и рощи «Тигр» в новый район сосредоточения и до 11 марта 1943 года находились возле Рабочих посёлков №2 и № 3. Велось наблюдение за противником на переднем крае. Действовали разведгруппы. Отдельные части дивизии направлялись для окопных работ на переднем крае.

12 марта 1943 года части 189-й дивизии, выполнив приказ Ленфронта, прибыли в новый район сосредоточения в подчинение 55-й Армии: на правый берег Невы, в район деревень Бол. Манушкино и Мал. Манушкино. Затем части дивизии были переброшены под Колпино и приняли участие в Красноборской операции в марте-апреле 1943 года. Это были последние бои для младшего лейтенанта А. Межирова. В бою под Саблино он был контужен. С марта по июнь проходил лечение в Челябинске. В ноябре 1943 года предписанием Челябинского облвоенкомата признан ограниченно годным по ранению и в начале января 1944 года уволен в запас.

Несмотря на то, что 189-я сд в ходе наступления 67-й Армии 22 февраля 1943 года находилась наготове для развития успеха во втором эшелоне и не приняла участие в активных действиях, её стрелковые полки понесли потери убитыми и ранеными. По данным боевых донесений за период с 18.02. по 9.03.1943 года дивизия потеряла ранеными не менее 84 человек. Анализ донесений о безвозвратных потерях позволяет сделать предварительный вывод о том, что за период с 19.02. по 10.03.1943 года 189 сд убитыми потеряла не менее 63 человек, без учёта умерших от ран в госпиталях. В это число входят потери, как от огня противника, так и в результате несчастных случаев. Опасность всюду подстерегала солдат на только что отвоеванной у врага земле, в зимних условиях. Так, согласно донесениям, 24 февраля 1943 года в 864 стрелковом полку три человека были ранены взрывом оказавшейся под снегом на месте костра противотанковой гранаты. А через три дня в том же межировском полку взрывом гранаты во время тушения загоревшегося шалаша были ранены четыре человека. Судя по всему, именно эти случаи, произошедшие в 864-м стрелковом полку, нашли отражение в стихотворении А.Межирова «Споры». Понёс потери и 431 артиллерийский полк 189-й сд. По данным ОБД «Мемориал», за период с 29 января по 11 марта 1943 года только убитыми полк потерял не менее 35 человек.

 

Священные рощи памяти

Сотни солдат 13-й, 224-й, 142-й, 189-й стрелковых дивизий и отдельных подразделений нашли последнее пристанище в земле рощи «Дельфин», получившей такое кодовое название в январе 1943 года. Здесь шли тяжёлые бои. Несомненно, это место является исторически значимым, потенциальным объектом культурного наследия как минимум регионального значения, как и десяток других исторических рощ в зоне боёв по прорыву блокады Ленинграда. Каждая из них достойна памятника-обозначения. Каждую из них можно восстановить в военных границах. В каждой из них можно высадить деревья ценных пород, превратив их в небольшие лесопарковые зоны. Кировский район богат интересными историческими местами. Они связаны с судьбой отдельных выдающихся личностей, с судьбой Ленинграда, с судьбой русского народа. Это богатство необходимо сохранить.

Павел Апель

старший научный сотрудник

Музея-заповедника «Прорыв блокады Ленинграда»

ВСЕ НОВОСТИ


Все новости дня

ПОГОДА

Яндекс.Погода

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ


Забыли пароль
Зарегистрироваться

ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ

Учредители: УМП «Издательский дом «Ладога», администрация МО Кировский район ЛО, Комитет по печати и связям с общественностью ЛО.
Главный редактор: Филимонова Яна Александровна.
Тел./факс - 8 (81362) 21-295; e-mail: gazeta_ladoga@mail.ru
Для детей старше 12 лет

© 2000-2019 Ладога.РУ
При использовании материалов гиперссылка обязательна

Яндекс.Метрика